↑ Наверх
Главная» Новости» Культура» Театр Елены Камбуровой: «Основное, к чему мы стремимся, – красота»

Культура

Театр Елены Камбуровой: «Основное, к чему мы стремимся, – красота»

«Пахнет смертью» воздух финала. Трагическое, хрустальное сопрано («Ночь и грезы») сменится шуршанием старой иглы по пластинке, конец спектакля откровенно зарифмуется с его началом. Кисейный флёр занавеса неумолимо возникнет в пронзительной шумановской песне «В цветах белоснежных лилий», опустится на актрис фатой невесты, полупрозрачный плащом, вуалью, саваном ухода. Медленно закроет второй занавес Пианист, чтобы подойти к роялю, промолчавшему весь вечер на обочине сновидения, и сыграть при свечах четверке прелестных слушательниц последние несколько тактов из «Любви поэта» Шумана. Как играли давным-давно, когда все эти песни тоже были шлягерами» – писала в 2003 году член редколлегии журнала «Театральная жизнь» Юлия Маринова о спектакле Театра Музыки и Поэзии Елены Камбуровой «Р. S. Грёзы» по песням композиторов Роберта Шумана и Франца Шуберта (режиссёр Иван Поповски, музыкальная версия – Александра Марченко, Олега Синкина).

Спектаклю «Р. S. Грёзы» оказалась суждена долгая сценическая жизнь. Спустя почти десять лет он попал в Рязань – в рамках регионального фестиваля «Театральный синдром» 2012 года. 4 июня на сцене рязанского театра драмы «Р. S. Грёзы» прозвучали в четыре божественных голоса под аккомпанемент пяти музыкальных инструментов: гитара, бас-гитара, перкуссия, флейта, клавишные.

Корреспондент РИА «7 новостей» побеседовал с директором труппы театра Борисом Меликджановым и музыкальным руководителем театра Олегом Синкиным. Наша цель – познакомить читателей не только с «фестивальным» спектаклем, но и со всем коллективом театра Елены Камбуровой. Интервью получилось тёплым и душевным; особенно подкупает, что Олег Синкин по-дружески называет «режиссёра мира» Ивана Поповски «Ваней». Иван Поповски – 1969 г.р., уроженец Македонии, известен во многих странах, в России особенно плотно сотрудничает с театром Петра Фоменко и Театром Елены Камбуровой.

7инфо: – Согласитесь, Театр Музыки и Поэзии Елены Камбуровой не совсем «типичный»…
О.С. – Совсем нетипичный!

7инфо: – Что является главным «героем» в театре – песня, музыка, живопись и зрелищность, которых так много в спектаклях Поповски, поэзия, или… синтез и гармония всех этих искусств?
О.С.: – Когда театр был задуман Еленой Антоновной, мы думали, как его правильно назвать. Был вариант «театр поэзии и музыки». Но в итоге поставили музыку на первое место. Это не случайно, ибо музыка – главная определяющая нашего театра. Хотя хорошая поэзия – тоже очень важный элемент. Политика театра приемлет любой жанр, кроме попсы. Мы театр штучный, а не для массового потребления. Мы можем с некоторыми спектаклями собрать стадионы, но у нас нет такой задачи. Главное – это доверительная и честная интонация по отношению к зрителю. Вы правильно сказали: мы используем синтез музыки, слова, аллюзий к живописи, в особенности в спектаклях Поповски. У нас синтетический театр, потому жанр многих спектаклей даже сложно определить. Но основное, к чему мы стремимся, - красота. И сценографическая, и музыкальная, и атмосферная. Сейчас модна тенденция к европейскому социальному театру. Наш коллектив - принципиальный противник социального театра.

7инфо: – В выборе концепции и «облика» постановок вы ориентируетесь на личный вкус, на культурные традиции?..
О.С.: – Во многом облик наших спектаклей определяет Елена Антоновна. Она за свою жизнь выработала критерии вкуса, который ей никогда не изменяет.

7инфо: – Нет ли ощущения, что искусство Вашего театра «не для всех», а для сравнительно малой части населения с большим культурным потенциалом и такими же запросами?
О.С.: – Сейчас время полной бездуховности и полного непонимания, что такое театр, что такое искусство… Я настаиваю, что театр не может поднимать «грязь» нашей жизни. Чего нет ни в одном в нашем спектакле – так это проблем и грязи. Это подход не для всех? Может быть. Но мы воспитываем своего зрителя, действуя по вечному принципу: «Красота спасёт мир!». Это банально, но справедливо.
Б.М. – Театр наш – эксклюзивное явление, ничего подобного на театральной карте России нет. Отчасти – потому, что Олег Синкин, наш музыкальный руководитель, много лет сотрудничает с Еленой Антоновной, полностью понимая, что «хочет» театр. Он автор всех наших спектаклей, исключая «Капли датского короля» и «Снился мне сад», автор идеи которых - Елена Камбурова. Но аранжировка, подбор музыкального материала осуществляется Олегом. Ставим ли мы Шумана и Шуберта – «Р. S. Грёзы» - или французский шансон и французскую классику - «Абсент» - или «Времена… Года…» - по произведениям Вивальди и Чайковского – Олег не интерпретирует их так, как поставили бы это в XIX веке. У него современная мысль аранжировки, как и у Александра Марченко. Всем ли это понятно? Конечно, наш репертуар - для интеллигентной публики, но мне кажется, что он понятен всем. К нам не приходит рафинированный эстетствующий зритель, хотя наши спектакли отличаются красотой и изяществом.

7инфо: – Называете ли Вы свои музыкально-поэтические постановки модным сейчас словом «перформанс»?
О.С.: – Мы не задумывались над термином, но, наверное, можно и так сказать. Просто наши спектакли поэтичны во всех смыслах: ведь музыка – это тоже поэзия, только выраженная в своих художественных средствах, живопись – тоже поэзия своего рода…
Б.М. – Определённой цели ставить перформанс у нас нет. Для нас важнее естественное сочетание и проявление поэтического и музыкального начала.

7инфо: – Театр Музыки и Поэзии Елены Камбуровой работает исключительно с классикой в музыке, поэзии, литературе, бардовской песне? Есть ли современные авторы, чьё творчество могло бы стать литературной либо музыкальной основой для спектаклей?
О.С.: – Безусловно – если они предоставят материал, соответствующий духу нашего театра. В современной музыке и поэзии такое найти сложнее - но можно. Особенность наша и в том, что большинство наших спектаклей не имеют ни либретто, ни пьесы. Мы сценарную основу сочиняем сами. Даже когда это спектакль по известным стихам либо песням. Спектакль по Окуджаве «Капли датского короля» мы сочинили от начала до конца: отобрали несколько песен, придумали канву - большое грузинское застолье… Но есть исключения – скажем, «Антигона» Софокла. Или «Снился мне сад» - пьеса Вадима Жука, переработанная до неузнаваемости. Но чисто музыкальные спектакли Вани Поповски – воздействие на душу напрямую, помимо текста. Спектакль «Времена… Года…» вообще «концерт без слов»: это вокальный спектакль. Иными словами, мы найдём, если будет интересно, материал в современности. Но я считаю, что в силу разрушения культуры вообще и театра в частности, столько всего не сделано из классики! А ведь это объёмный пласт!.. И хочется, чтобы молодые люди, кому Интернета мало, знали, что существует огромный пласт культуры, который нельзя забывать. Ибо это «материал» высочайшего класса.

7инфо: – Борис Сумбатович, Ваш сын – представитель того поколения, о котором мы сегодня тревожимся. Он видел спектакли Вашего театра? Что о них думает?
Б.М. – Сын видел многие спектакли нашего театра, когда был поменьше. Сейчас ему 11 лет, и он в Липецке в этом году впервые посмотрел «Грёзы» и был потрясён - ничего подобного он раньше не видел. Его настолько это заворожило!.. Я вам больше скажу, у нас есть ещё один сын – Илюша Синкин, ему пять лет! Он на наших спектаклях сидит и слушает. Видимо, это генетическое. К нам ходит много родителей с детьми и на вечерние спектакли.
О.С. – У нас есть уникальный человек, Елена Трещинская, автор детских постановок. Она сама делает кукол и сама с ними работает. У неё семь разных спектаклей, где задействованы одна актриса и куклы – и для малышей, и для детей постарше. На Еленины детские спектакли спрос ажиотажный, всегда аншлаги.

7инфо: – Что нужнее всего, на Ваш взгляд, успешному Театру Музыки и Поэзии? Как создать такой театр? Может ли он возникнуть «на пустом месте», усилиями нескольких энтузиастов?
О.С. – Думаю, что нет. Наш театр сложился довольно странно. 20 лет назад мы с Еленой Антоновной уже работали как с артисткой и ездили по городам и весям, причём жили достаточно благополучно. У неё возникли творческие планы создать площадку, на которой бы работали люди, не востребованные в шоу-бизнесе и масскульте. Специалисты в том жанре, к какому и она сама принадлежит. А он уникальный: Елена Камбурова не бард, не оперная певица, ни в коем случае не салонная певица…

7инфо: – А как бы вы определили её жанр?
О.С. – Театральная песня, в чистом виде, в традициях, выработанных веками актёрской песни польской, французской, которую воплощал, скажем, во Франции «любимец» Елены Антоновны Жак Брель. Камбурова – это поэтическая актёрская песня. Камбурова хотела, чтобы выступали авторы-исполнители, чтецы, - жанр, который теперь почти забыт, а в 60-е годы собирал тысячи слушателей. У нас сейчас работают два редких специалиста: народный артист Рафаэль Клейнер и народная артистка Антонина Кузнецова. Наши зрители слушают настоящую поэзию в их потрясающем исполнении. То, что театр обретёт репертуарный формат, никто не думал поначалу. Но постепенно сложилось именно так. Со спектакля «Р. S. Грёзы» фактически и начался театр. Спектаклю будет в январе 10 лет. Его режиссёр Ваня Поповски оказался нашим человеком по духу. Мы вместе с 1994 года. Сначала была моя аранжировка 16 песен Шумана и Шуберта. Затем - неудачная попытка с другим режиссёром сделать их сценическую версию. Наконец, мы привлекли к работе над спектаклем Ивана Поповски, с которым были знакомы и знали, на что он способен, и он послушал и сказал: «Вы замечательно поёте, пойте, больше ничего не надо!». Только он сделал сценографию, приятную глазу: колонны, между которыми идут девушки, и их романтичные костюмы. За 33 репетиции!.. Это был первый и единственный случай столь быстрой работы. В дальнейшем репетиции растягивались на годы. Во-первых, в силу Ваниной занятости, во-вторых, он очень долго «зреет», в-третьих, когда пьесы, как таковой, нет, режиссёру, конечно, труднее…
Б.М. – Но он в каждой постановке выстраивает свою историю. Например, в «Абсенте» он даже в программке написал: «Если вы знаете французский язык, постарайтесь его забыть!». Иван работает так, чтобы для каждого человека возникла своя история, свой ряд ассоциаций и ощущений.

7инфо: – Почему ваш выбор на этом фестивале пал на «Р. S. Грёзы»? Как это непривычное действо принимают в провинции?
О.С. – Очень просто: организаторы, Фонд Прохорова, попросили нас сыграть его. Это их выбор – а мы и не возражали, значит, им эта постановка чем-то дорога. Принимают «Р. S. Грёзы» всегда замечательно, у народа происходит культурный шок. Думаю, каждый культурный человек эти песни слышит с детства и знает наизусть: «Ave Maria!», «Лесной царь»… Но как они сделаны!.. Там нет эпатажа, скромная сценография, но есть игра света. В Ваниных спектаклях самое главное – свет. Мы были вынуждены отказаться в программе фестиваля от Тамбова, потому что в их театре не нашлось должного количества световых программ. А в Рязани нашлось, в Липецке всё было замечательно.

7инфо: – Я знаю, что «Грёзы» – это часть триптиха. Расскажите об остальных его частях.
О.С. – Совершенно разные спектакли объединяют три фактора: мои аранжировки, постановка Поповски и четыре поющих девушки. Всё остальное - музыка, сценография, количество и состав музыкантов – меняется. Никто не «замахивался» на триптих, но получилась трилогия. Сначала сделали один спектакль – на немецком языке, потом пришла идея сделать спектакль французских песен - «Абсент», по-французски и по-латыни, а третий – «Концерт без слов». Первый концерт мы назвали «Фантазия». В нём связаны музыка XIX века и аранжировка конца XX века, и музыкальное ухо услышит там много музыкальных «цитат», и из джазовых композиций, и из «Кармен» Бизе, и из симфонии Малера. Это наше посвящение, поклон ушедшим гениям. Самый технологичный и сложный спектакль – это «Времена… Года…». А «Грёзы» - самая светлая история.

7инфо: – Традиционный заключительный вопрос: о творческих планах. Какие у театра ближайшие проекты? В одном из интервью 2008 года Елена Камбурова сказала, что собирается создать цикл спектаклей – нерукотворных памятников тем, кто ей дорог. Какие спектакли и персоналии имеются в виду?
О.С. – Три «памятника» она уже поставила. Первый «памятник» был Булату Окуджаве. В прошлом году прошла премьера спектакля-концерта по песням Жака Бреля и Владимира Высоцкого «На свой необычный манер…». Этих гениальных людей объединила короткая жизнь и полное сгорание. Последняя премьера была 22 января 2012 года, в день рождения Юрия Левитанского: «Чёрно-белое кино», посвящение к 90-летию поэта, с которым Елена Камбурова прошла всю жизнь, у неё много песен на его стихи. А ещё один «памятник» Елена Антоновна таковым не признаёт, а я с ней не согласен. Это спектакль «Оркестр одинокого цирка», который поставил режиссёр Александр Марченко по песням самой Камбуровой 60-70-х годов. Есть планы увековечить и других людей, которые всем дороги.

Признаться, не хочется расставаться с Театром Елены Камбуровой!.. Надеюсь, знакомство, состоявшееся у рязанцев с этим самобытным коллективом 4 июня – это начало большой дружбы.
Источник: www.7info.ru
Лучшие заведения